What's This?
x

Experts from emerging and developing countries debate crucial, timely topics related to nuclear energy, nuclear proliferation, and economic development. Each author contributes an essay per round, for a total of nine essays for the entire Roundtable. This feature was made possible by a three-year grant from the Norwegian Foreign Ministry.

Запрет на испытания сверхзвуковых ракет?

Технологии, позволяющие ракетам двигаться на скоростях, в пять или более раз превышающих скорость звука, до сих пор являются недостаточно отработанными. Однако некоторые страны либо уже проводили испытания сверхзвуковых ракет, либо собираются сделать это. Предполагаемая военная ценность сверхзвуковых систем доставки заключается в их способности наносить удары на дальние расстояния, обходя при этом радары раннего оповещения и средства защиты от баллистических ракет. Некоторые сторонники этой технологии также приводят доводы о том, что сверхзвуковые ракеты могут заменить ядерное оружие для решения некоторых задач. В то же самое время критики видят в сверхзвуковых ракетах средство дестабилизации: их могут ошибочно принять за баллистические ракеты, они могут применяться для ударов по ядерных и другим военным целям и, более того, они могут быть оснащены ядерными боеголовками. В свете всех этих опасений появляются призывы приостановить наращивание гонки сверхзвуковых вооружений посредством моратория на испытания сверхзвуковых ракет, с конечной целью подписать договор о запрещении подобных испытаний. На данном круглом столе эксперты из США, Индии и Китая обсуждают следующий вопрос: насколько серьезна для мировой безопасности угроза, исходящая от сверхзвуковых ракет, и является ли запрет на их испытания наилучшим способом ослабления подобной опасности?

Поставьте нам лайк на фейсбуке: Bulletin of the Atomic Scientists: русский

Подписаться на наши новости в Твиттере: @BulletinRussia

Round 1

24 June 2015

Просто скажите «нет»

Mark Gubrud: RUS
25 June 2015

Новые технологии, знакомые опасности

Rajaram Nagappa: RUS
26 June 2015

Запрет сверхзвуковых технологий: желание чрезмерного

Tong Zhao: RUS

Round 2

6 July 2015

Сверхзвуковые технологии: зачем и почему бы нет

Mark Gubrud: RUS
9 July 2015

Сверхзвуковые технологии остаются с нами

Rajaram Nagappa: RUS
16 July 2015

Политические препятствия, технические хитросплетения

Tong Zhao: RUS

Round 3

23 July 2015

Сверхзвуковые ракеты: никому не нужный металлолом

Mark Gubrud: RUS
29 July 2015

Сверхзвуковые ракеты: куда приводят технологии

Rajaram Nagappa: RUS
6 August 2015

То немногое, что возможно: снижение вреда от сверхзвуковых технологий

Tong Zhao: RUS

Round 1

24 June 2015

Просто скажите «нет»

Сверхзвуковые полеты могут показаться веселой затеей – только они не для Вас. Эта технология разрабатывается для оружия, которое, скорее всего, будет использовано только для нанесения первых залпов в новой ядерной войне.

Еще ни одна страна не смогла провести успешную разработку небаллистических ракет, способных пролетать дальние расстояния на скоростях, равных или превышающих  5 Махов (т.е. в пять раз превышающих скорость звука), но США и Китай уже проводят такие испытания. Россия и Индия заявили о совместных разработках сверхзвуковых ракет. И, конечно же, Пакистан должен делать то, что делает Индия. Франция чувствует, что она не будет Францией без сверхзвуковых ракет, а Великобритания никогда не должна проявлять нерешительность... и т.д. и т.п. – выводя страны на новый виток старой гонки вооружений, которая все равно финиширует либо в тупике, либо в уничтожении всего живого. К счастью, есть простой, надежный и легко верифицируемый способ избежать такой удручающей судьбы: запретить испытания сверхзвуковых ракет.

К чему обладание сверхзвуковыми ракетами? В течение уже более полувека баллистические ракеты обеспечивают возможность метать боеголовки за пределы атмосферного слоя и поражать любую выбранную точку за планете за считанные минуты. Концепция сверхзвуковых ракет, которые могут пронизать атмосферу за доли таких скоростей, витала в воздухе примерно в течение того же времени, - но экстремальные перегрузки, высокие температуры и коррозийное действие сверхзвуковых полетов расстраивали попытки создать практичное оружие. Баллистические ракеты проще, дешевле, быстрее и могут обойти системы ракетной защиты с помощью легковесных ложных целей и других простых противомер.

Высокая цена и низкая полезная нагрузка сделали бы сверхзвуковые ракеты плохим инструментом для длительных военных кампаний, однако они могут стать удобными в качестве острого наконечника на древке оружия первого удара. Вооруженные обычными боеголовками и своей собственной кинетической энергией, они могут использоваться для атаки на корабли, радары и антенны связи, командные и оружейные бункеры, аэродромы, пусковые установки и другие стратегические объекты. Они также могут нести и ядерные боеголовки и летать вне зоны обнаружения радаров, следящих за баллистическими ракетами. Американские стратеги предлагают использовать сверхзвуковое оружие для «быстрого глобального удара обычными средствами поражения» без риска быть ошибочно принятым за ядерную атаку – но при этом Вашингтон обвиняет Китай в том, что тот намеревается использовать своесверхзвуковое оружие для доставки ядерных боеголовок.

Испытания, происходившие до настоящего времени. Сверхзвуковые ракеты бывают двух разновидностей: планирующие с ракетным ускорителем и крылатые ракеты с двигателем.

В случае с планирующими ракетами с ускорителем, для запуска планирующего аппарата (глайдера) по высокой траектории в космос используется ракета. Когда она вновь входит в атмосферу, глайдер поворачивается для горизонтального полета в бездвигательном режиме и может преодолеть расстояния в тысячи километров на начальных скоростях в пределах высокого сверхзвукового диапазона, от 10 до 20 Махов (около 11000 – 22000 км в час).

США проводили испытания планирующих ракет в самом высоком спектре этого скоростного диапазона в 2010 и 2011 годах, но все они закончились неудачами. Еще одна программа, «Усовершенствованное сверхзвуковое оружие», рассчитанная на использование низких скоростей (около 12 Махов), по имеющимся сведениям завершилась успехом в ноябре 2011 года. Но при повторном испытании в августе 2014 года то же самое оружие взорвалось над стартовой платформой. В то же самое время Китай провел три испытания своих планирующих ракет с ускорителем, известных как WU-14, в 2014 году. Второе испытание китайских ракет, проведенное в августе, окончилось оглушительным провалом; январские и декабрьские испытания признаны, по крайней мере, частично удачными. О четвертом испытании, также частично успешном, было заявлено лишь несколько недель назад.

Сверхзвуковые крылатые ракеты, с другой стороны, на начальном этапе разгоняются с помощью небольших стартовых ракетных ускорителей и затем приводятся в движение сверхзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем (ПВРД) для полета в низком гиперзвуковом диапазоне – от 5 до 10 Махов, что соответствует примерно 5000-11000 км в час. Они способны покрывать расстояния до примерно 1000 км. Такое оружие идеально подходит для атак на морские объекты, наземных ударов с воздуха или с морских платформ или для внезапных пограничных атак на соседние страны.

В мае 2013 года США оказались единственной страной, успешно завершившей испытания такой ракеты – Х-51А, прототипа запланированного «Оружия быстрого удара», которое способно лететь на скоростях, равных 5 Махам. Но, по имеющимся данным, Китай работает над похожей технологией и изучает принципы ее использования. Одновременно с этим, Россия и Индия продвигают совместно созданную крылатую ракету с прямоточным воздушно-реактивным двигателем, известную как БрахМос, на основе разработок Советской эпохи. Они анонсировали проект создания усовершенствованного сверхзвукового образца, БрахМос 2, который, согласно заявлениям, будет летать на скоростях, равных 7 Махам.

Закончить с испытаниями. В уже проведенных испытаниях, удачные попытки продемонстрировали, что построить функциональное сверхзвуковое оружие возможно, - более того, если работы будут продолжаться, сверхзвуковое оружие, скорее всего, станет реальностью уже в следующем десятилетии. Однако неудачи говорят о том, что создание надежных и полезных в военном плане сверхзвуковых ракет невозможно без проведения испытаний.

Запрет на проведение испытаний сверхзвуковых ракет станет средством значительного контроля над вооружениями. Ни одна страна не должна основывать свои стратегические планы упреждающих атак на оружии, которое не было досконально испытано, доработано и признано надежным.

Запрет также будет верифицируемым. В то время, как разработка сверхзвуковых ракет может до определенной степени проводиться в лабораториях и аэродинамических трубах, всесторонние испытания, способные подтвердить эффективность и устранить неисправности, должны проводиться только в открытом воздушном пространстве – в зоне полной видимости детекторов, установленных в космосе, на море, на земле и даже находящихся в руках простых людей.

Запрет может начаться с неформального моратория. США, Китай, Россия или Индия могут инициировать мораторий заявлением о том, что эта страна приостанавливает планы на будущие испытания сверхзвукового оружия, - одновременно с этим приглашая другие государства отложить свои испытания и найти возможность наложить полный запрет на них. Со временем можно организовать конференцию, где будут обсуждены точные параметры всемирного запрещения испытаний сверхзвукового оружия и разработан проект формального договора.

Инициатива или присоединение к меморандуму об испытаниях и соблюдение запрета влечет за собой определенные риски. Сверхзвуковые ракеты представляют собой способ эскалации стратегических угроз, но вряд ли достаточны для обеспечения успешного и разоружающего первого удара. Ни одна страна не сможет секретно разработать и ввести в массовое производство такое оружие так быстро, чтобы соперники не получили возможность узнать об этом и догнать их.

Младенцы и выплескиваемая вода. Наверняка найдется кто-то, кто скажет, что запрет на сверхзвуковые ракеты станет препятствием к разработке сверхзвуковых «космических самолетов», которые могут пересекать океан за час или путешествовать по орбите. В реальности же экономические преимущества таких концептов представляются крайне сомнительными. Но запрет на испытания сверхзвуковых ракет никоим образом не стоит на пути таких технологий. Ракеты легко отличить от более крупных летательных аппаратов, целесообразных в качестве космопланов. Договор может включать в себя технические критерии, необходимые для проведения такого разграничения, а также явно выражать намерение не препятствовать мирным разработкам.

Сверхзвуковые ракеты являются лишь одним из аспектов возобновляемой гонки вооружений между основными ядерными державами. Источники этой вновь появившейся опасности включают в себя тлеющие геополитические противостояния, изменения экономической мощи, а также новое вооружение, доступное с возникновением новых технологий. До сего момента мир не смог загнать ядерного джина обратно в кувшин, в то время как все новые и новые джины вырываются на свободу: космическое оружие, кибернетические войны, дроны и автономное оружие. На горизонте появляется вооружение, основанное на синтетической биологии и нанотехнологиях.

В данном контексте запрет на испытание сверхзвукового оружия станет простой и крайне важной возможностью противостоять дестабилизирующим военным технологиям. Давайте же скажем «нет!» сверхзвуковому оружию.

 

25 June 2015

Новые технологии, знакомые опасности

Сверхзвуковые ракеты, - в случае их успешной разработки, - способны покрывать огромные расстояния за короткое время. Некоторые специалисты считают, что такие ракеты, попади они в руки стран, которые хотят подавить системы раннего оповещения и противоракетной обороны противника, станут серьезной угрозой для всемирной безопасности и поэтому должны быть запрещены. Такая точка зрения представляется спорной. Технологии, лежащие в основе сверхзвуковых ракет, все еще находятся в стадии начальной разработки, - но даже когда эти технологии усовершенствуются, они не станут новыми угрозами для безопасности в дополнение к уже существующим: уже развернутым военным системам типа баллистических ракет.

Действительно, боевые части баллистических ракет, возвращающиеся в плотные слои атмосферы двигаются на сверхзвуковых скоростях на значительном протяжении их траектории полета. Например, боевая часть баллистической ракеты средней дальности с радиусом действия, скажем, 3000 км. летит со сверхзвуковой скоростью до тех пор, пока она не опустится до высоты в 30 километров (около 30 секунд до поражения цели). Однако угрозы, которые представляют собой эти ракеты, являются общепринятыми и учтенными. Существуют приборы обнаружения, способные отследить полет баллистических ракет. Системы противоракетной обороны становятся все более совершенными.

Проблема дифференциации. Сверхзвуковые ракеты, - то есть способные лететь со скоростями, превышающими скорость звука, - предоставляют преимущества действия на дальних расстояниях, высокие скорости и короткое время полета. Нет еще ни одной страны, принявшей на вооружение сверхзвуковые системы, однако некоторые страны проводят их исследования и разработку. Основными темами исследовательских работ являются сверхзвуковые крылатые ракеты и сверхзвуковые планирующие ракеты. Среди стран, разрабатывающих сверхзвуковые технологии, планирующие ракеты оказываются основным фокусом исследовательских работ.

Они могут использоваться совместно с уже существующими баллистическими ракетами (межконтинентальными, средней дальности или подводного пуска). Баллистические ракеты доставляют планирующие боевые части ракет на высоту отделения и затем посылают их вниз в свободное планирование на сверхзвуковых скоростях. Сверхзвуковые крылатые ракеты, с другой стороны, выводятся на операционные высоты и скорости с помощью соответствующих (не баллистических) ступеней и затем приводятся в движение силой сверхзвуковых прямоточных воздушно-реактивных двигателей (ПВРД). Дальность таких ракет зависит от количества топлива, которое они способны нести.

Одной из потенциальных проблем, связанных со сверхзвуковыми ракетами, является то, как отличить запуск сверхзвуковой планирующей ракеты или крылатой ракеты от запуска стратегического оружия. Как другие страны могут быть уверены в том, какой тип боеголовки несет на себе ракета? Сверхзвуковые ракеты также проектируются на маневренность – и таким образом можно неправильно определить истинную цель такой ракеты. Если, например, истинной целью атаки являются обычные вооруженные силы какой-либо страны, последняя может ошибочно заключить, что под атакой находятся ее ядерные объекты.

Непрактичный подход. США являются лидером и законодателем понимания технологии сверхзвуковых ракет. Другие страны стараются догнать США. Китай в настоящий момент инвестирует в технологии сверхзвуковых ракет, и вскоре за ним последуют и другие страны.

Когда какая-либо страна проводит испытания, демонстрирующие скорость, дальность, точность и надежность военной системы, возникают вопросы относительно намерений этой страны (также как и относительно последствий использования самой военной системы). В случае со сверхзвуковыми системами двусмысленность, окружающая намерения стран, становится ощутимой проблемой. В результате может возникнуть дестабилизация и, возможно, даже развитие событий по сценарию конфликта. Решение этих проблем, однако, лежит не в запрете на испытания сверхзвуковых ракет. Оно заключается, скорее, в понимании угроз, управлении последними и во внедрении мер по укреплению атмосферы доверия.

Даже в настоящем положении дел, когда не развернута еще ни одна сверхзвуковая ракета, продолжает существовать неоднозначность, - когда, например, обычные и стратегические ракеты какой-либо страны попадают под команду и управление одной и той же структуры. А запуски ракет государствами, практикующими стратегии блокирования доступа в нужные регионы, могут оказаться неоднозначными как с точки зрения используемых боеголовок, так и целей.

Меморандум на испытания сверхзвуковых ракет не является практичным подходом к решению таких проблем. Дело в том, что все государства будут принимать решения о развертывании и испытании сверхзвуковых ракет на основании относительной силы и соперничества. Если США смогут успешно разработать сверхзвуковую технологию, можно быть уверенным, что Россия и Китай сделают то же самое. Другие страны, такие как Индия, последуют за ними. Страны, находящиеся на ранних стадиях развития сверхзвуковых технологий, не заходят попадать в неблагоприятное положение относительно стран, чьи технологии более развиты. Кроме того, некоторыестраныпосчитаютмораторийнаиспытаниядискриминацией.

И, что более важно, сверхзвуковые технологии могут применяться и в мирных сферах использования космического пространства: например, при космических перевозках, в капсулах, возвращающихся в плотные слои атмосферы, при приземлении и повторном использовании. Развитие технологий в мирном космосе требует испытаний, а страны, заинтересованные в мирном применении таких технологий будут против любого механизма, запрещающего подобные испытания.

Создание атмосферы доверия. То, что сверхзвуковые технологии несут в себе риск того, что запуск ракет может быть неверно интерпретирован, – это истинная правда, - но ракеты, входящие в плотные слои атмосферы со сверхзвуковой скоростью и запущенные с помощью баллистических ракет не являются новинкой. Определение траектории возвращения сверхзвуковых ракет в плотные слои атмосферы усложняется маневрирующими боеголовками, но это справедливо и для уже существующих баллистических ракет. Международное сообщество ответило на неоднозначность и эскалацию рисков, исходящих от баллистических ракет, мерами по снижению таких рисков, разработкой систем обнаружения и обороны, а также попытками поддерживать баланс между мерами сдерживания и ответными ударами. Тот же подход должен быть продублирован и в случае со сверхзвуковыми ракетами.

США заявляли, что будут использовать сверхзвуковые ракеты в дополнение к своим обычным вооружениям, - но не для доставки ядерных боеголовок. Этот подход является привлекательным. Такая политика, с самого начала гипотетического конфликта, будет удерживать от возможности использования ядерного оружия. Важно, чтобы страны, разрабатывающие сверхзвуковые ракетные технологии, приняли аналогичную политику.

Еще одним важным шагом станет внедрение средств создания атмосферы доверия. Однако в этом процессе должны участвовать не только США и Россия, как это часто случалось в прошлом; другие страны, проводящие испытания сверхзвуковых технологий, будь то в мирных или военных целях, обязаны также подключаться к этому процессу. Одной из мер создания атмосферы доверия может стать соглашение использовать сверхзвуковые ракеты только с неядерными боеголовками. Другие полезные меры включают в себя предварительные уведомления о проведении испытаний, выбор удаленных и четко определенных мест запуска для испытаний сверхзвуковых ракет, а также установление ограничений на испытания в море.

Технологии сверхзвуковых ракет все еще находятся на стадии разработки. Их изготовление и развертывание не является неизбежным. В настоящее время еще слишком рано рассматривать возможности наложения запрета на испытание подобного оружия, - особенно когда сверхзвуковые технологии имеют параллельное применение в мирных сферах. Наилучшим способом продвижения вперед станет использование времени, имеющегося у нас перед вводом таких ракет в широкое использование, для обсуждения рисков, связанных со сверхзвуковыми ракетами, разработка сдерживающих мер по их использованию, а также разработка необходимых мер по созданию атмосферы доверия.

 

26 June 2015

Запрет сверхзвуковых технологий: желание чрезмерного

Если отношениям между слабыми и сильными ядерными державами суждено оставаться стабильными, необходимо поддерживать в бодром и достоверном состоянии гарантию взаимного уничтожения. Однако вера мировых держав в выживаемость их ядерных средств сдерживания может быть серьезно подорвана наличием сверхзвуковых ракет, - будь то планирующие с ракетным ускорителем или сверхзвуковые крылатые ракеты, оснащенные обычными боеголовками. Некоторые китайские аналитики подозревают, что США изыскивают способ уничтожения китайских ядерных средств сдерживания с первого удара, - и, если Вашингтону удастся успешно разработать сверхзвуковые ракеты, уверенность Пекина в эффективности своих ядерных средств сдерживания пошатнется. (В том же ключе, Дели также может однажды обеспокоиться возможностью китайской сверхзвуковой атаки на меньший по размеру индийский ядерный арсенал).

Некоторые в Ките уже обсуждают вопрос, надо ли Пекину, перед лицом новых угроз применения обычных средств вооружения, изменить свою безусловную политику неприменения атомного оружия первым. А недостаток понимания будущей политики в отношении сверхзвуковых ракет уже начал усложнять диалог о стратегической безопасности между Китаем и США, а также между США и Россией. Глубоко укоренившееся взаимное недоверие между этими государствами неизбежно приведет к тому, что если одна из стран применит сверхзвуковые ракеты, другая воспримет эту угрозу в излишне преувеличенном ракурсе. Страны, озабоченные выживаемостью своих средств сдерживания могут взяться за строительство дополнительных ядерных объектов глубоко под землей, - или же начнут проявлять меньшую прозрачность относительно своей ядерной политики. Такое развитие событий осложнит попытки установления атмосферы доверия между военными институтами этих стран. Снизить обеспокоенность может взаимный диалог – и то лишь до определенной степени.

Наибольшим преимуществом сверхзвуковых ракет является их быстрота, но быстрота является также и наибольшим источником рисков этой технологии. Тем, кто должен принимать решения в критических ситуациях, если они захотят воспользоваться преимуществом скоростей сверхзвуковых ракет, придется принимать решения о нанесении упреждающего удара до того, как закроется окно возможности. Будетпоощрятьсяпринятиерискованныхрешений. А из-за того, что, скорее всего, сверхзвуковые ракеты будут предназначаться для атаки на стратегические цели, - командные центры, пункты наведения, разведывательные системы дальнего наблюдения и даже средства запуска ракет, - в случае применения сверхзвуковых ракет произойдет быстрая эскалация конфликта.

Труднопреодолимые препятствия. Но удастся ли странам избежать этой дорогостоящей, зависящей от высоких технологий гонки сверхзвуковых вооружений, используя превентивный контроль за оружием? Перспектива такого варианта кажется не слишком ободряющей.

Прежде всего, наложение технических ограничений на программы развития сверхзвуковых технологий будет нелегким процессом. Нельзя провести какие-либо четкие технические разграничения между сверхзвуковыми ракетами и другими видами обычных вооружений, - менее скоростными, с меньшей дальностью, но также способными подорвать средства ядерного сдерживания. Странам станет сложнее разграничить технологии. Более того, одной из возможных целей США в развитии сверхзвуковых ракет является получение возможности наносить упреждающие удары по небольшим ядерным арсеналам, таким как северокорейский, - в отличие от, например, китайского. Но ядерные и ракетные потенциалы Северной Кореи переживают активный рост. К тому времени, когда сверхзвуковые технологии будут приняты на вооружение, может оказаться невозможным структурировать американские сверхзвуковые войска таким образом, чтобы составлять угрозу северокорейским ядерным арсеналам, но не китайским. Но даже если было бы возможно удерживать американские сверхзвуковые силы в небольшом масштабе, - через дипломатические договоренности или одностороннее сдерживание, - Россия и Китай все равно были бы обеспокоены возможностью будущего роста таких сил.

Во-вторых, сверхзвуковые системы необязательно предназначены для доставки обычных вооружений. Некоторые ядерные державы, озабоченные будущими достижениями противоракетной обороны, оставляют за собой возможность вооружения ядерными боеголовками планирующие ракеты с ускорителем или сверхзвуковые крылатые ракеты. Высокоманевренные системы, подобные этим, могут значительно увеличить способность ядерных боеголовок преодолевать системы защиты на среднем участке траектории. Таким образом многие страны не будут в восторге от необходимости отказа от сверхзвуковых ракет.

В-третьих, даже если Вашингтон не будет разрабатывать сверхзвуковые ракеты для атак на ядерные арсеналы других основных ядерных держав, некоторые американские аналитики высказывают интерес в нацеливании таких ракет на не-ядерные стратегические цели в этих странах. Сверхзвуковые ракеты могут стать частью так называемых операций «подавления защиты», призванных противостоять системам блокирования доступа в нужные районы Китая и других стран. Также целями таких ракет могут стать противоспутниковые системы.

В наше время, когда напряженность между основными силами, заинтересованными в сверхзвуковых технологиях, растет, попытки контроля за такими технологиями встречают серьезное сопротивление. Усиливающиеся разногласия по акваториям Южно-китайского моря являются лишь одним примером напряженности между США и Китаем в Азиатско-тихоокеанском регионе. В Восточной Европе НАТО и Россия, по-видимому, двигаются в направлении менее дружелюбных отношений с сфере обычных вооруженных сил. В таких условиях лидеры этих стран более заинтересованы в инвестициях в новые военные технологии, нежели чем в контроль за ними, - особенно если речь идет о технологиях, которые могут служить ключевыми при получении преимуществ на полях будущих битв.

Достижимые шаги. Принимая во внимание все вышесказанное, запрет на исследования и развитие программ сверхзвуковых ракет будет делом непростым. Ограниченные меры по прозрачности, такие как обмен данными и уведомления, могут быть вполне выполнимы, однако даже такие механизмы потребуют постоянных усилий и строгого соблюдения обязательств от основных участников.

Цели, достижение которых реально в краткосрочной перспективе, - это меры по снижению односторонних рисков (подкрепляемые дипломатическими усилиями  по усилению уверенности в таких мерах). Например, страны-обладатели ядерного оружия должны для своего собственного блага отказаться от разработки стратегий, включающих использование сверхзвуковых ракет против ядерных объектов. Закон о национальной обороне США 2013 года требовал от Министерства обороны провести исследование способности Вашингтона «нейтрализовать» подземные инфраструктуры Китая, в которых установлено атомное оружие, посредством «обычного и ядерного вооружения». Подобное исследование указывает на фактический интерес к наведению ядерного оружия посредством обычных военных средств, - однако необходимо тщательно избегать таких действий.

Подобным же образом, необходимо тщательно проверять стратегии, которые могут усугубить непроницаемость «тумана войны». Например, несмотря на то, что упреждающие удары сверхзвуковыми ракетами по центрам управления, наведения и связи могут быть использованы в работе против систем доступа в нужные районы, они также обладают опасным свойством «ослепить» и дезориентировать руководство противника, - до той степени, когда принимающие решения люди ошибочно посчитают, что происходит ядерное нападение. Тем самым возникает серьезная опасность неумышленной эскалации. Любая стратегия, размывающая границу между обычными и ядерными военными действиями, должна быть отвергнута. Страны, использующие сверхзвуковое оружие, должны упорно и в одностороннем порядке следовать в направлении, исключающем дестабилизацию, - если, конечно, такие технологии когда-либо будут взяты на вооружение в реальности.

Round 2

6 July 2015

Сверхзвуковые технологии: зачем и почему бы нет

Для многих надежда на будущее воплощена в словах Джорджа Бернарда Шоу: «Вы смотрите на вещи в мире и говорите, «Зачем?» Но я мечтаю о том, чего никогда не было и говорю, «Почему бы и нет?» Однако, когда вновь возрождающаяся гонка вооружений, отчасти подгоняемая мечтами разработчиков оружия, ставит мир на грань опасности, надежда начинается с вопроса, «Зачем?»

В первом раунде ни Раджарам Нагаппа, ни Тонг Чжао не предоставили убедительных доводов зачем сверхзвуковые ракеты должны разрабатываться. Скорее, оба автора показали некоторые причины, по которым развитие этого оружия является опасным и нежелательным. Но оба они, кажется, считают, что, при отсутствии особого, чрезвычайно убедительного довода к обратному, сверхзвуковые ракеты будут разработаны.

Я никогда не утверждал, что сверхзвуковые ракеты представляют собой более, чем второстепенную эскалацию опасности, но, похоже, г-да Нагаппа и Чжао сходятся во мнении, что это оружие представляется наиболее подходящим для стратегических атак. Запрет на испытания станет наипростейшим, поддающимся контролю и наиболее эффективным способом контроля за вооружениями, способным перекрыть одну из опасных полос в этой критически опасной гонке вооружений. Вот мой ответ на вопрос «Почемубынет?»

Г-н Нагаппа отбрасывает эту идею как «непрактичный подход». Г-н Чжао пишет, что «достижение <этой цели не> реально». Но ни один из них не говорит о том, что запрещение испытаний было бы контрпродуктивным или неподдающимся проверке, или что оно не сможет остановить разработку сверхзвуковых ракет. Мои коллеги по круглому столу, попросту говоря, пессимистичны.

Не так, чтобы очень трудно. Оба автора заявляют, что переговоры по запрещению испытаний станут технически трудновыполнимыми. Я думаю, что, в сравнении с другими трудностями, стоящими перед контролем за вооружениями, именно эта проблема не так уж и трудна. Г-н Нагаппа размывает границы между баллистическими и сверхзвуковыми ракетами, когда пишет о том, что входящие назад в атмосферу баллистические ракеты летят «со сверхзвуковыми скоростями». Однако большая часть такого полета происходит над атмосферным слоем, где концепция сверхзвукового полета неприменима; сверхзвуковые ракеты определяются их способностью выдерживать полет на дальние расстояния на сверхзвуковых скоростях именно через толщу атмосферного слоя. Г-н Чжао заявляет, что «нельзя провести какие-либо четкие технические разграничения» для обособления оружия, на испытание которого должен быть наложен запрет. Но размер, скорость, тип движущей силы и расстояние сверхзвукового полета – вот лишь несколько критериев, по которым такое разделение может быть сделано.

Что может действительно привести к трудностям в переговорах – так это недостаток политической воли; а конкретнее, если испытания будут продолжаться и стороны попытаются манипулировать техническими параметрами запрета, чтобы разрешить или исключить развитие определенных систем. Вот вам одна веская причина для того, чтобы начать работать над запретом на испытания и ввести односторонний мораторий, способствующие установлению общих целей и доброй воли.

Г-н Нагаппа полагает, что некоторые страны могут посчитать запрет на испытания дискриминационным, так как США, Китай и Россия уже провели испытания экспериментальных прототипов. Однако, при наложении запрета на испытания, все страны будут вынуждены отказаться от создания настоящих, пригодных к использованию ракет. В то же самое время разрыв в сфере знаний между странами будет постепенно сокращаться из-за развития и распространения космических, материальных и ракетных технологий (чье мирное использование не следует ограничивать запретом на испытания ракет).

Мало пользы, много угроз. Г-н Чжао вкладывает значительную долю веры в военную пользу сверхзвуковых технологий. Я же сомневаюсь в их полезности. Сверхзвуковые ракеты очень дорогостоящи. Малый размер их боевой части ограничивает их поражающую способность, если они не несут ядерные боеголовки. Баллистические ракеты достигают цели за меньшее время. Крылатые ракеты с дозвуковой скоростью могут быть малозаметны и их можно наводить на малые цели, в то время как высокие температуры и перегрузки, испытываемые ракетами в сверхзвуковом полете, будут оповещать об их присутствии и оставляют их в слепом полете. В сценарии г-на Чжао, если американцы атакуют ядерные арсеналы Северной Кореи, то баллистические или дозвуковые крылатые ракеты, запускаемые с воздуха, моря или земли рядом с целью, будут иметь малое время полета и большее поражающее действие, чем сверхзвуковые ракеты, запущенные издалека. Сверхзвуковые ракеты также не нужны для обеспечения ядерного сдерживания. Может быть, они и неуязвимы для средств защиты против баллистических ракет, - однако последние и не разрабатывались для их перехвата, - но они могут стать беззащитны против соответствующих средств обороны. Сверхзвуковые ракеты также будут не в состоянии проникнуть через оборонительные системы, используя легковесные ложные цели, - как на то способны баллистические ракеты.

Если сверхзвуковые ракеты все-таки будут приняты на вооружение, они не станут первым в истории оружием с сомнительной пользой, - оружием, которое отравляет международные отношения, создает эскалацию гонки вооружений и усугубляет риски войны. Но зачем делать все это снова? Почему запрет на испытания не может стать предпочтительной альтернативой?

 

9 July 2015

Сверхзвуковые технологии остаются с нами

Мой коллега по круглому столу Марк Губруд ратует за запрещение испытаний сверхзвуковых ракет – но то, что это предложение сработает, маловероятнов условиях, когда темп развития технологий сверхзвуковых ракет постоянно увеличивается.

7 июня Китай провел четвертые испытания своих планирующих сверхзвуковых ракет WU-14. По некоторым данным, ракета летела с скорость 10 Махов; испытания, как сообщают, включали в себя «резкие маневры». На настоящий момент Китай провел четыре испытания сверхзвуковых ракет в течение 18 месяцев, - что говорит о том, что Пекин видит в развитии сверхзвуковых технологий значительную насущность и важность.

Россия разрабатывает свою собственную планирующую сверхзвуковую ракету, Ю-71. Проведенные с сентября 2013 года три этапа испытаний (включая тест в феврале этого года), по всей видимости, были не успешными, но Россия обладает всеми необходимыми техническими возможностями рано или поздно создать полностью функциональную планирующую сверхзвуковую ракету.

В прошлом августе США потерпели неудачу в проводимом ими испытании «Усовершенствованного сверхзвукового оружия». Но у США имеется давний опыт в развитии сверхзвуковых технологий, и неудача прошлым летом не заставит Вашингтон отказаться от своих планов.

Любые системы вооружений могут быть истинным средством сдерживания, если их возможности были доказаны в ходе испытаний. Трудно представить себе условия, при которых страны, чьи оборонные планы включают в себя сверхзвуковые ракеты, станут продвигать или поддерживать запрет на испытания сверхзвуковых ракет. Напротив, они наверняка будут проводить испытания, чтобы усовершенствовать свои технологии. И только после того, как они усовершенствуют их, можно будет говорить о запрете на испытания.

Поучительным может стать взгляд на Договор о частичном запрещении испытаний 1963 года, которых запрещал испытания ядерного оружия в атмосфере и некоторых других средах. К тому времени, как договор вступил в силу, четыре страны уже провели испытания в атмосфере (США, СССР, Великобритания и Франция). США и СССР также провели испытания ядерного оружия в космосе – и получили непосредственные знания о разрушительных последствиях испытаний в космосе. С 1980 года не проводилось никаких атмосферных испытаний, - но договоренность на запрет испытаний была достигнута только после того, как основные государства продемонстрировали надежность проектов своих вооружений посредством необходимого количества испытаний.

В то же самое время, не смотря на то, что некоторые страны провели испытания противоспутникового кинетического оружия, -а опасности, связанные с такими испытаниями широко известны, - международное сообщество не стремится к запрещению противоспутникового оружия. Напротив, оно обсуждает правила поведения, нормы организации испытаний и т.п. Проще говоря, страны в большинстве случаев не стремятся к поспешному запрещению испытаний новых видов вооружений.

Предложение г-на Губруда о том, что США, Китай, Россия или Индия стали бы инициаторами неформального моратория на испытания – это обреченная на неудачу идея. Сверхзвуковые технологии еще не достигли технической завершенности, - в отличие от технологий ядерного оружия в начале 1960-х гг. Таким образом, ожидание того, что Вашингтон, Пекин или Москва предложат мораторий на испытания, притянуто за уши. Приоритетом же Индии является дойти до уровня развития, когда можно начать проводить испытания.

Даже некоторые страны, в настоящий момент не разрабатывающие сверхзвуковые технологии, скорее всего – в ответ на реальные или кажущиеся сценарии угроз, вступят в гонку разработки сверхзвуковых ракет. Другие страны, несмотря на техническую невозможность разработки сверхзвуковых ракет, выскажутся против запрета на испытания потому что когда-либо в будущем они захотят приобрести сверхзвуковые ракеты или же потому что они полагают, что смогут приобрести какую-либо выгоду из распространения сверхзвуковых технологий.

Принимая во внимание уже существующие разрушительные технологии, необходимость в сверхзвуковых ракетах сомнительна. Но, к сожалению, в реальном мире повестка дня зиждется на том, чего хотят сильные и технически развитые страны. А их интересам свойственно быть далекими от идеалистических представлений о реальности. Технологии сверхзвуковых ракет останутся с нами, - однако, как заметил Тун Чжао в первом раунде, страны, планирующие и поставившие на вооружение сверхзвуковые ракеты, должны «упорно и в одностороннем порядке следовать в направлении, исключающем дестабилизацию».

 

16 July 2015

Политические препятствия, технические хитросплетения

На этом круглом столе участников попросили оценить угрозы, которые представляют для международной безопасности сверхзвуковые ракеты, - но до настоящего момента авторы не выразили ни одного серьезного сомнения в том, что сверхзвуковые ракеты являются по-настоящему дестабилизирующим фактором. Таким образом, на повестку ставится вопрос о том, вступят ли, несмотря на это, мировые державы в полномасштабную гонку сверхзвуковых вооружений или нет.

Большинство граждан Земли, включая меня, предпочли ты, чтобы ответ на этот вопрос был отицательным. Как мой коллега, Марк Губруд, убедительно написал в первом раунде: «До сего момента мир не смог загнать ядерного джина обратно в кувшин, в то время как все новые и новые джины вырываются на свободу». Сверхзвуковые ракеты являются тем джином, который, по моему мнению, и по мнению г-на Губруда, должен оставаться запечатанным в своем кувшине. Но запрещение испытаний сверхзвуковых ракет не будет таким простым делом, как предполагает г-н Губруд.

Прежде всего, в США существует убежденность, граничащая с непоколебимой религиозной верой, что технологические инновации являются лучшим способом решать любые проблемы безопасности. Многие американские официальные лица и аналитики уверены в том, что сверхзвуковые технологии представляют собой новую революцию в военном деле. Россия и Китай оказались неспособными убедить Соединенные Штаты ограничить противоракетную оборону, - и поэтому трудно вообразить, что кто-либо сможет убедить Вашингтон согласиться на ограничение исследований и разработок сверхзвукового оружия.

Во-вторых, Россия и Китай, – которые также являются основными инвесторами в сверхзвуковые технологии, - не видят в сверхзвуковых ракетах единственную угрозу своим средствам ядерного сдерживания. Они также испытывают серьезные беспокойства по поводу высокоточного обычного оружия, перемещающегося со скоростями ниже сверхзвуковых. Запрещение испытаний сверхзвукового оружия само по себе не ответит на опасения России и Китая относительно выживаемости их средств сдерживания, - поэтому возникает вопрос: каковы побудительные мотивы этих стран для запрещения испытаний сверхзвукового оружия?

В-третьих, есть мнение, что Россия и Китай стремятся к обладания сверхзвуковыми ракетами именно потому, что они обеспокоены выживаемостью своих ядерных сил. Например, мотивация России для финансирования этой технологии видится в стремлении обладать средствами доставки, которые способны проникнуть сквозь любые американские системы противоракетной обороны. То же самое может быть истинным и в случае Китая. Если обеспокоенность Москвы и Пекина относительно противоракетной обороны США на будет разрешена, станет несравненно трудно убедить Россию или Китай согласиться на запрещение или мораторий на испытания сверхзвуковых ракет. Фактически, разногласия вокруг противоракетной обороны становятся все более острыми в условиях украинского кризиса, когда некоторые аналитики из США открыто предлагают нацелить американские системы противоракетной обороны на российские ракеты.

Немного технических подробностей. Кроме вышеупомянутых стратегических моментов, существует ряд технических проблем, которые делают процесс запрещения испытаний сверхзвуковых ракет более трудным, чем надеется г-н Губруд. Прежде всего, сверхзвуковые крылатые ракеты основаны на технологии прямоточного воздушно-реактивного двигателя, которая имеет потенциальные мирные сферы использования. Г-н Губруд, зная о таком положении вещей, в первом раунде предложил внести специальные поправки в запрет на испытания, разрешающие тесты «летательных аппаратов, целесообразных в качестве космопланов». Но это создало бы такую широкую юридическую «лазейку», что практическая польза от запрета на испытания была бы потеряна. В самом деле, «космопланы», испытания которых могли бы быть разрешены согласно предложению г-на Губруда, могут стать очень привлекательными средствами доставки вооружений или совершения других военных миссий. Более того, развитие крупных гражданских космических летательных аппаратов может начаться со строительства и испытаний более мелких аппаратов – которые очень трудно отличить от сверхзвуковых крылатых ракет. Также может быть возможно сконструировать ракеты, которые фактически оказались бы уменьшенными копиями крупных космических самолетов.

И еще один момент – наверняка верифицировать сверхзвуковую ракету с ускорителем и отличить ее от существующих баллистических ракет с наведением на цель на конечном участке траектории может оказаться невозможным. Обе эти технологии заключаются в том, что ракетные ускорители доставляют возвращающиеся в плотные слои атмосферы маневренные боеголовки на высоту отделения, и потом эти боеголовки двигаются со сверхзвуковыми скоростями. Единственное отличие заключается в том, где заканчивается баллистическая траектория и насколько маневренны боеголовки. Баллистические ракеты с наведением на конечном участке траектории уже испытываются и принимаются на вооружение, - это ясно на примере китайской баллистической ракеты, предназначенной для поражение кораблей, DF-21D. Проведение четкой границы между этим видом вооружения и сверхзвуковыми ракетами может оказаться технически невозможно.

Я хотел бы, чтобы меня поправили – но я не думаю, что запрет на испытания сверхзвуковых ракет может стать реальностью в обозримом будущем. Не хватает политической мотивации. Имеются в наличии реальные проблемы технического характера. Тем не менее, неотложно требуется всесторонний диалог относительно позиций «за» и «против» развития и принятия на вооружение сверхзвуковых ракет. Программы развития сверхзвуковых технологий не должны идти вперед основываясь лишь на развитии технических возможностей. Напротив, они должны следовать по пути целостных и стратегически взвешенных обсуждений.

 

Round 3

23 July 2015

Сверхзвуковые ракеты: никому не нужный металлолом

В прошлом сентябре я предложил на страницах Бюллетеня ввести мораторий и потенциальный запрет на испытания сверхзвуковых ракет. Месяц спустя подполковник Воздушных сил США Джефф Шрайнер предложил ту же идею в газете Звезды и полосы (StarsandStripes, - периодическое издание армии США, - прим. переводчика). Главным препятствием для претворения этого предложения в жизнь является простой скептицизм, - тот самый скептицизм, который возникает на начальном этапе любой успешной инициативой во контролю за вооружениями.

Мои коллеги по текущему круглому столу – Раджарам Нагаппа и Тун Чжао относятся к запрету на испытания скептически, - но они не приводят и никаких доводов в защиту сверхзвуковых технологий. Г-н Чжао полагает, что запрет на испытания вряд ли может быть внедрен в жизнь, но он «хочет, чтобы ему доказали обратное». Г-н Нагаппа видит, что сверхзвуковые технологии не дают нам ничего, кроме «дестабилизации и, может быть, даже сценариев эскалации конфликта». Но он полагает, что запрет на испытания должен подождать до тех пор, пока это оружие не будет доведено до совершенства.  

Г-н Нагаппа предполагает во втором раунде, что запрет на ядерные испытания в космосе 1963 года был подписан лишь потому, что к тому времени ядерное оружие уже было усовершенствовано. Но я полагаю, что вслед за кубинским ракетным кризисом 1962 года правительства <соответствующих стран> были вынуждены предпринять эти действия под нажимом международного сообщества, возмущенного угрозами ядерной войны и радиоактивного заражения воздуха и воды. «Что они сделали с дождем?» - вопрошала песня, написанная в то время (What Have They Done to the Rain– песня Мальвины Рейнольдс 1962 года, которую также исполняла Джоан Баэз – прим. переводчика). Сегодня, в то время как страны безответственно подогревают новую гонку вооружений, я хотел бы, чтобы люди задали себе вопрос: «Что мы делаем с завтрашним днем?»

Г-н Нагаппа замечает, что ускоряется развитие не только сверхзвуковых ракет, но и противоспутникового оружия, - а я к этому списку добавил бы еще автономное оружие и некоторые другие категории вооружения. Аналитикам и неправительственным организациям, вместо того, чтобы держать нос по ветру, хорошо бы призвать к изменению направления этого ветра.

Обманутая вера. Как американец я призываю мое собственное правительство возглавить движение по превентивному контролю за вооружениями, - а не вести гонку в направлении новой опасности. Я не чувствую себя вправе указывать правительствам других стран, что они должны показывать лучший пример, чем Вашингтон. Но я уверен, что сверхзвуковые ракеты не укрепят ничью национальную безопасность.

Защитники сверхзвуковых ракет продолжают повторять магическое заклинание «Гонка вооружений уже началась», чтобы получить «огромное стратегическое преимущество». Но при этом никто, кажется, не в состоянии объяснить, что именно это будет за преимущество. Как пишет г-н Чжао, «в США существует убежденность, граничащая с непоколебимой религиозной верой, что технологические инновации являются лучшим способом решать любые проблемы безопасности» - но подобная религия не ограничивается только лишь одной страной. Россия и Китай проявляют ту же ложно направленную религиозную веру, обзаводясь сверхзвуковыми возможностями в качестве ответа на неэффективную американскую противоракетную оборону.

Трудно поверить, что сверхзвуковые ракеты сложнее перехватить, чем баллистические. Часто упоминают, что сверхзвуковые ракеты могут маневрировать и уклоняться, но их способность «видеть» приближающиеся перехватчики будет значительно ограничена теплом, выделяемом в сверхзвуковом полете, и коррозийным воздействием на датчики. Существует возможность так же оборудовать баллистические ракеты функционалом маневренности, и они лучше будут «видеть» перехватчики. Баллистические ракеты также могут скрываться в легковесных ложных целях, в то время как сверхзвуковые ракеты всегда будут как на ладони для радаров и инфракрасных датчиков.

Официальные американские лица продвигают сверхзвуковые ракеты в качестве альтернативы ядерному оружию для нанесения стратегических атак, - но без ядерных боеголовок они будут неспособны разрушить многие укрепленные стационарные цели. Их нельзя сделать скрытными, и использование на них датчиков точного наведения тоже проблематично, - также как и обнаружение и нацеливание на движущиеся цели, которые могут поменять дислокацию к тому времени, как ракета прибудет на место.

Как указал г-н Нагаппа, находящаяся под атакой страна не сможет достоверно опознать, по какой цели совершается ракетный удар сверхзвуковой ракетой, и снабжена ли она ядерной боеголовкой. И, как пишет г-н Чжао, «любая стратегия, размывающая границу между обычными и ядерными военными действиями, должна быть отвергнута». Но такое решение так же рискованно, как и ставка на то, что возможность развития любого конфликта между ядерными державами в сторону ядерной войны может быть когда-либо устранена.

Я не слишком беспокоюсь об определениях, различиях и других технических моментах контроля над сверхзвуковыми вооружениями, как не беспокоюсь и о том, что какая-либо страна обойдет запрет посредством мнимого мирного развития технологий космолетов. Внезапное нарушение запрета на испытания сверхзвуковых ракет в любом случае невозможно будет удержать в секрете. Такое действие не наделит страну-нарушителя какими-либо решающими или готовыми к немедленному использованию военными преимуществами, а другие страны просто последуют примеру такой страны. Нарушитель просто разрушит возможность избежать еще одного раунда тупиковой, но очень опасной гонки вооружений.

Давайте же воспользуемся такой возможностью, пока она все еще существует. Сверхзвуковые ракеты – это попросту ненужный металлолом.

 

29 July 2015

Сверхзвуковые ракеты: куда приводят технологии

Участники данного круглого стола выразили всеобщее согласие с одной точкой зрения: в мире уже достаточно разрушительного оружия и нет необходимости добавлять еще одно. Но в то время как Марк Губруд ратует за запрещение испытаний сверхзвуковых ракет, Тун Чжао и я считаем, что, - так или иначе, - сверхзвуковые технологии останутся с нами. 

Развитие любой технологии проходит по так называемой S-образной траектории. На ранних стадиях развития усовершенствования происходят медленно. Позже случаются прорывы, которые обеспечивают быстрое усовершенствование технологии. И, наконец, когда будут достигнуты физические пределы технологии, возможным оказывается лишь скромные улучшения, - и кривая выравнивается. Баллистические ракеты достигли этой последней стадии развития. Ограничения их рабочих характеристик могут быть преодолены лишь посредством развития новых технологий – таких как сверхзвуковые ракеты.

Сверхзвуковые технологии, обладая высокой скоростью доставки боеголовок, обеспечивают средство для достижения и сохранения военного преимущества. Ситуация, когда страны, которые уже вложили средства в достижение такого преимущества, соглашаются на запрет сверхзвуковых испытаний, кажется невероятной.

Ноесли бы они согласились на это, проверить соблюдение запрета на испытания станет – несмотря на все утверждения г-на Губруда, - очень сложным делом. Как сверхзвуковые планирующие ракеты, так и сверхзвуковые крылатые ракеты необходимо выводить на их соответствующие высоты с помощью баллистических ракет. Следовательно, они оставляют за собой инфракрасный след (обнаруживаемый из космоса), а их обозначение на радарах будет похоже на баллистическую ракету. Как писал Тун Чжао во втором раунде, «проведение четкой границы между [баллистическими ракетами с наведением на конечном участке траектории] и сверхзвуковыми ракетами может оказаться технически невозможно».

Также, запрет на испытания, - опять же, независимо от аргументов г-на Губруда, - оказывается дискриминационным против стран, которые не начали программы испытаний самостоятельно. Г-н Губруд пишет, что запрет на испытания не будет дискриминационным в военной сфере, потому что «все страны воздержатся от изготовления фактического, готового к применению оружия», а также не будет дискриминационным в гражданской сфере, так как «отставание между странами в сфере знаний будет сокращаться». Но по-моему, такое отставание сокращаться не будет. Сверхзвуковые технологии по своему существу являются технологиями двойного назначения, и страны, которые желают сохранить военные преимущества, будут ревниво предотвращать распространение гражданских сверхзвуковых технологий. В конце концов, что может стать гарантом того, что мирные сверхзвуковые технологии не будут перекроены под применение в виде ракет? 

Неизбежное решение. В третьем раунде г-н Губруд задается вопросом, «каковым будет преимущество [сверхзвуковых ракет]» и отвечает на это: «без ядерных боеголовок они будут неспособны разрушить многие укрепленные стационарные цели». Не зная проектные спецификации сверхзвуковых ракет, сложно рассуждать о размере их боевого снаряжения, поражающей силе, стоимости и т.п. Но то, что сверхзвуковые ракеты будут определенным образом ограничены – это правда: например, похоже, что уязвимыми для них станут лишь стационарные, неукрепленные цели. Поразить укрепленные, углубленные в грунт укрытия будет намного проблематичнее. Сверхзвуковые ракеты могут достичь эффекта глубинного поражения за счет сверхскоростного полета, но в этом случае их боевой заряд будет меньше, - а ущерб, который они смогут нанести, будет незначительным.

Вот лишь одна из проблем, которую следует преодолеть странам, разрабатывающим сверхзвуковые технологии, перед тем, как они примут на вооружение такое оружие, но по мере того, как сверхзвуковые технологии неизбежно развиваются по своей S-образной кривой, будут найдены соответствующие решения. Единственный вопрос – когда это произойдет. А это, в свою очередь, зависит от политической воли и бюджетных приоритетов тех стран, которые разрабатывают сверхзвуковые технологии. И, несомненно, что те страны, которые уже находятся в процессе разработки сверхзвуковых ракет – такие сильные государства как США, Китай и Россия, - не согласятся на запрет испытаний до тех пор, пока они не преодолеют все препятствия технического характера. Попросту говоря, запрет на испытания пока не виднеется даже на горизонте.

 

6 August 2015

То немногое, что возможно: снижение вреда от сверхзвуковых технологий

Главным парадоксом идущей в настоящее время гонки сверхзвуковых технологий является то, что США, – инициатор и лидер этой гонки, - до сих пор не получили никакого военного преимущества от сверхзвуковых технологий, но уже почувствовали опасность, исходящую от них. Действительно, отчет Палаты представителей США по оборонному законопроекту на 2015 год выражал озабоченность относительно того, что «Китай и другие конкурирующие страны представляют собой растущую угрозу технологическим преимуществам США в ... сверхзвуковом вооружении». Этот отчет требовал от Пентагона «объяснить, как Министерство обороны собирается развивать и внедрять оборонныйпотенциал для ответа на эту возникающую угрозу». Таким образом, конкуренция в сверхзвуковых технологиях, как и любая другая конкуренция в области военных технологий, быстро выходит на самоподкрепляющуюся спираль. Страны, заинтересованные в обладании сверхзвуковыми ракетами и убежденные в том, что наиболее быстрое оружие – это оружие будущего, принимают сверхзвуковое вооружение с распростертыми объятиями, - не продумывая тщательно все за и против, и особенно не анализируя должным образом реакцию других стран.

Мой коллега по круглому столу Марк Губруд, предлагающий запрет на испытания сверхзвуковых ракет, ищет решение для сверхзвуковой конкуренции. Я преклоняюсь перед ним за это. И я разделяю его общий скептицизм относительно военной ценности сверхзвуковых ракет. Мы расходимся во мнениях лишь относительно технической осуществимости запрета на испытания.

Г-н Губруд предлагает начать процесс запрета на испытания с одностороннего моратория. Но эта задумка не может далеко пойти, если только в ней не согласятся участвовать Соединенные Штаты, – а Соединенные Штаты уже продемонстрировали отсутствие интереса в принятии на себя обязательств по контролю за вооружениями, который не может быть должным образом проконтролирован. Яркий пример того – Договор по предотвращению размещения оружия в космосе, - мера контроля за вооружениями, предложенная Россией и Китаем в 2008 году, но неоднократно отвергаемая Вашингтоном, в основном из-за озабоченности возможностью верификации таких процессов. Запрет на испытания сверхзвукового оружия, несмотря на то, во что верит г-н Губруд, будет очень не легко проконтролировать, - ввиду технических причин, которые я изложил во втором раунде.  

Так что жеможет являться осуществимым ответом на проблемы, которые ставят перед нами сверхзвуковые технологии? Одним из решений – хотя далеко не идеальным – является одностороннее воздержание стран от принятия дестабилизирующих стратегий размещения и использования сверхзвуковых технологий. В первом раунде я предлагал конкретные идеи в этом направлении. Прежде всего, страны должны дать обязательства не использовать сверхзвуковое оружие против ядерных целей. Во-вторых, они могут отказаться от стратегий, - таких как упреждающие атаки сверхзвуковыми ракетами на центры командования, управления и связи, - которые могут сгустить «туман войны» и привести к неумышленной эскалации.

В то же самое время мой коллега по круглому столу Раджарам Нагаппа призвал все страны воздержаться от вооружения сверхзвуковых ракет ядерными боеголовками. Предложение г-на Нагаппы, посредством соблюдения четкого разграничения между ядерными и обычными системами доставки, будет способствовать стабильности. Но возможность применить это предложение зависит в большой степени от того, как Россия и Китай оценивают будущие характеристики американской ракетной обороны. То есть, Москва и Пекин стремятся к обладанию сверхзвуковым оружием прежде всего в качестве защиты от будущих систем американской противоракетной обороны, которая может подорвать способность России и Китая доставлять свои средства ядерного сдерживания посредством баллистических ракет. Г-н Губруд говорит о том, что против самих сверхзвуковых ракет защититься относительно просто, - но я в этом не уверен. Особенно проблематично с технической точки зрения будет выстроить «территориальную оборону» против сверхзвуковых ракет (по сравнению с более выполнимой «точечной обороной). Ввиду отдельных технических неопределенностей на настоящем этапе развития сверхзвуковых технологий представляется невозможным сделать точные выводы по поводу эффективности и уязвимости сверхзвуковых ракет относительно существующих средств обороны.

Достижение консенсуса относительно запрета на испытания будет непростым делом. Более практичный подход к вопросу – обеспечить действия стран по включению сверхзвуковых ракет (если они все-таки будут созданы и приняты на вооружение) в контекст обсуждения процесса контроля за ядерным оружием, а также, чтобы такое оружие принималось во внимание в ходе мероприятий по ограничению или сокращению стратегических вооружений.