Как я научилась ненавидеть ядерную бомбу

By Joelien Pretorius: RUS, February 24, 2017

Может показаться, что у предложенного договора по запрещению ядерного оружия имеется много общего с контролем за ядерными вооружениями. Оба подхода, в конце концов, признают, что ядерное оружие опасно. Оба изыскивают средства снижения количества ядерных боеголовок на земном шаре. Но истина в том, что контроль за вооружениями и договор о запрещении ядерного оружия придают самому ядерному оружию совершенно разные смыслы. В результате лишь один подход, – договор о запрещении, – дает надежду достичь глобального ядерного разоружения.

Как я уже писала в рамках этого круглого стола, я не вижу в договоре о запрещении ядерного оружия инструмент, способный принудить ядерные державы отказаться от ядерного оружия. Скорее, это инструмент, способный заклеймить ядерное оружие и усилить табу на его использование, – создавая тем самым условия для разоружения.

«Заклеймить» означает поставить на чем-то или (ком-то) клеймо позора, отвращения и осуждения. Почему же так важно заклеймить ядерное оружие?

Повторю очевидную истину: ядерное оружие разрушительно в массовом плане. Атомные бомбы, сброшенные на Японию в 1945 году, будучи намного меньше по сравнению с устройствами, которые разрабатывались и брались на вооружение с тех пор, причинили невыразимые людские страдания. Сегодня обмен ядерными ударами мог бы причинить вред окружающей среде, сравнимый с риском уничтожения всего человечества. Эффект ядерного взрыва не будет ограничен рамками определенного места и времени, – он развернется через государственные границы и поколения. С любой разумной позиции ядерное оружие противоречит всемирному гуманитарному праву, которое управляет правилами ведения войн.

Ввиду этих причин нельзя ожидать, что государства, не обладающие ядерным оружием, будут вести себя так, как будто ядерное оружие попросту является суверенным правом ядерных держав. Напротив, ядерные взрывы и их последствия являются причиной острого беспокойства всего человечества, – государств, гражданских обществ и индивидуумов. Такова позиция, являющаяся основой гуманитарной инициативы, – политического процесса, который уже привел к неизбежности начала переговоров по договору, запрещающему ядерное оружие.

В то же самое время контроль за вооружениями основан на совершенно другом подходе. Каким бы полезным и важным ни был контроль за вооружениями, он снимает акценты с неотложности ядерного разоружения. Контроль за вооружениями признает в ядерном оружии те же самые опасности, которые признает и договор о запрещении ядерного оружия, но при этом допускает, что эти опасности могут быть приведены к некоему приемлемому уровню, – если сократятся ядерные арсеналы, снизятся уровни готовности, будут организованы горячие линии и т.п.

Контроль за вооружениями зависит от рационального поведения тех, кто отвечает за ядерное  оружие ради избежания катастрофы. Он подразумевает упорядоченную среду и соблюдение правил. Но при этом существует одна проблема: контроль за вооружениями не отвергает саму идею о том, что ядерное оружие, – сдерживая войну, особенно ядерную, – идет на пользу человечеству. Это самое признание ядерного сдерживания и является слабой стороной контроля за вооружениями. Контроль за вооружениями требует, чтобы ядерное оружие не контролировалось слишком усердно, – в противном случае участники процесса могут подумать, что вооруженные ядерным оружием враги не желают применять его. Результатом чего может явиться крах усилий по сдерживанию.

Контроль за вооружениями страдает от определенной дилеммы: он пытается «приручить» ядерное оружие, – в то же самое время сохраняя притворную веру в то, что ядерное оружие может быть использовано. Такая ситуация рождает причудливые стратегии наподобие «теории сумасшедшего» Ричарда Никсона, связанной с проецированием образа психологической нестабильности для убеждения врагов в том, что ты можешь применить ядерное оружие. Подобный подход извращает стабильность и рациональность, которые контроль за вооружениями обычно приписывает ядерному сдерживанию. Сегодня иногда ссылаются на теорию сумасшедшего дляобъяснения переменчивости взглядов на ядерное оружие президента США Д.Трампа.

Даже в своем самом совершенном варианте контроль за оружием является противоречивым подходом к проблеме ядерного оружия. Это оружие безнравственно; но если мы его ограничим, оно благо; если только мы не будем ограничивать его слишком много. В наихудшем варианте контроль за оружием побуждает человечество, цитируя название фильма Стенли Кубрика «Доктор Стрейнджлав» – «прекратить волноваться и научиться любить Бомбу».

Я не пытаюсь доказать, что контроль за вооружениями бесполезен. Но контроля за вооружениями недостаточно. Он не избавит мир от ядерного оружия, – а уничтожение таких видов вооружений является единственным способом по-настоящему защитить человечество от использования ядерного оружия.

Договор о запрещении ядерного оружия заявляет о том, что человечеству следует волноваться, – и необходимо научиться ненавидеть Бомбу. Заклеймить ядерное оружие таким образом – работа политиков. Уничтожение самого оружия – техническая работа. Оба процесса не будут ни быстрыми, ни легкими. Но, как и в случае с кампанией 19 века по изживанию рабства, эти усилия не являются невозможными.

 



Topics: Nuclear Weapons

 

Share: 

RELATED POSTS

Receive Email
Updates