Непростительные траты

By Klaus Janberg: RUS, May 15, 2015

Во втором раунде Круглого стола Балдев Радж и П.Р. Васудева Рао продолжали заявлять, что репроцессинг плутония и реакторы-размножители приносят значительные преимущества в деле сокращения радиоактивных отходов. Они также приуменьшили значение экономических проблем и рисков распространения ядерного оружия, связанных с размножителями и репроцессингом. Взгляды этих авторов на вышеизложенные проблемы не выдерживают никакой критики.

Что касается отходов, г-да Радж и Рао упоминали невозможность до настоящего момента ввести в эксплуатацию репозитарий радиоактивных отходов Юкка Маунтин в США. «Если все страны, обладающие ядерными производствами, примут однократный топливный цикл», – пишут они, то «для хранения отходов потребуется множество хранилищ, подобных Юкка-Маунтин», что, по их мнению, «вряд ли это представляется возможным». Поэтому, продолжают они свою аргументацию, имеет ли смысл сокращать объемы отходов посредством репроцессинга плутония? Но дело в том, что в настоящий момент в мире не функционирует ни один геологический репозитарий для высокоактивных отходов. Поэтому разве будет иметь значение, сократятся ли объемы отходов посредством репроцессинга плутония? И опять же, как я уже писал во втором раунде, полный учет потоков отходов показывает, что однократный топливный цикл создает меньшие объемы отходов, чем реакторы-размножители и репроцессинг плутония.

Как бы то ни было, наилучшим подходом к разрешению проблемы отходов является хранение в сухих контейнерах. Обычная атомная станция, проработавшая 50 лет, произведет такое количество отходов, которые, если поместить их в сухие контейнеры, уместятся в пустом турбинном отделении этой станции. Более того, такой метод хранения не создает то огромное количество эксплутационных и домонтажных отходов, которые неизбежны при репроцессинге плутония.

Что касается экономической составляющей, г-да Радж и Рао написали, что «опыт эксплуатации репроцессинговых предприятий во всем мире еще не достаточен» для вывода о том, что они намного дороже легководных реакторов и однократных циклов. «Франция», – утверждают они, – «давно и с успехом разрабатывала программу репроцессинга и переработки плутония промышленного типа». Соглашусь, что французский завод репроцессинга плутония для иностранных заказчиков «UP3» оказался на удивление большой технической удачей. Но с точки зрения экономики вся эта история читается совершенно по-другому. Я могу это засвидетельствовать, потому что лично работал на этом предприятием. Франции удалось заполучить заказчиков на репроцессинг плутония на условиях контракта «оплата фактических затрат плюс прибыль», – при этом клиенты брали на себя все риски, от лицензирования до демонтажа, – потому что правительства этих заказчиков обязали последних подписать такие контракты. Но сроки этих контрактов, которые никогда бы не были подписаны без давления правительств, или уже закончились, или закончатся в ближайшем будущем. Достаточного количества новых клиентов не видно даже на горизонте, а национальные французские поставщики электроэнергии не спешат заполнять этот пробел с заказами. В то же самое время, заводы по репроцессингу плутония в других странах, – например, Вест Велли в США и Селлафильд в Великобритании, – потерпели полное фиаско.

Что касается распространения ядерного оружия, г-да Радж и Рао утверждают, переработка плутония сама по себе является «мерой нераспространения ядерного оружия», – но как Чжан Хуэй уже отмечал ранее, плутоний следует выделить перед тем, как его перерабатывать, что делает его более уязвимым к ненадлежащему использованию по сравнению с той ситуацией, когда он все еще содержится внутри отработанного топлива. Опять же, в этом случае сухие контейнеры оказываются наилучшим решением. Высокая радиоактивность отработанного топлива защитит его от кражи, по крайней мере, на 150 лет. Один с половиной век – вполне достаточно, чтобы решить, нужна ли нам переработка плутония или нет.

Я убежден, что ассигнование огромных сумм денег на реакторы-размножители на быстрых нейтронах в ближайшие 30 лет (т.е. период, в течение которого размножители и репроцессинг плутония не смогут достичь экономической зрелости) – непростительная трата средств. Существуют лучшие альтернативы для инвестиций. Я не буду заявлять, что немецкая «Energiewende» или трансформация энергии являются образцовой альтернативой. Лично я считаю эту технологию крайне расточительной. Но инвестиции следует направлять на многообещающие альтернативы получения энергии, которые уже существуют, – а не на реакторы-размножители и репроцессинг плутония.


Share: