Продолжение движения к ядерной безопасности по окончании саммитов, – взгляд из Африки

By Hubert Foy: RUS, April 11, 2016

Некоторые, – например, правительство России, – доказывают, что Саммиты по ядерной безопасности исчерпали свою способность мобилизовать международное сообщество на обеспечение безопасности ядерных материалов. Такая точка зрения неправильна и опасна. Ядерный и радиационный терроризм все еще представляет угрозу и так будет продолжаться в течение обозримого будущего. И, несмотря на то, что саммиты сделали многое для достижения этой цели, остается еще много невыполненного. Например, на моем родном континенте, в Африке, меры безопасности неадекватны. В некоторых странах, включая те, где действуют террористы, на отдельных территориях отсутствует правительственное управление, а действие законов слабо. В то же самое время Африка – это континент, на котором более 20 стран изъявили желание развивать программы атомной энергетики. Южная Африка, единственная на сегодняшний день на континенте страна, уже обладающая атомной энергией, планирует увеличить объемы выработки. Таким образом, процессы, начатые саммитами, – в любом из доступных форматов, -должны продолжаться за пределами 2016 года.

Есть чем гордиться. Самым важным достижением процесса саммитов было всемирное сокращение числа площадок, на которых хранятся материалы, потенциально пригодные для изготовления ядерных бомб. Такое сокращение поистине критично, так как, если бы все реакторы, используемые для исследований и производства изотопов снабжались бы топливом в виде низкообогащенного урана вместо высокообогащенного (ВОУ, англ. HEU), а все отработанное ВОУ-топливо отправлялось бы обратно в страну-поставщик, то перед террористами, стремящимися провести теракты с использованием грубых атомных бомб пушечного типа, возникло бы значительно больше преград.

Африка сделала значительный вклад в дело ликвидации ВОУ гражданского типа и компактного хранения отработанного топлива. В 2010 году Южно-Африканская Республика завершила перевод своего реактора САФАРИ-1, который производит молибден-99, самый важный медицинский радиоизотоп, – на низкообогащенный уран. Это первый в мире ректор, который завершил подобный переход и приступил к производству молибдена-99 в промышленных масштабах. В дополнение к вышесказанному, в 2011 году из исследовательского объекта в ЮАР было вывезено 6.3 кг отработанного ВОУ-топлива производства США.

Еще одно значительное достижение процесса саммитов – это поддержка, оказываемая на национальном, двустороннем и многостороннем уровнях образовательным и профессионально-подготовительным инициативам, направленным на развитие человеческих ресурсов и наращивание мощностей. Например, Международное агентство по атомной энергии сообщило, что в 2012 году оно «провело более 80 образовательных мероприятий, касающихся всех аспектов ядерной безопасности, в которых приняло участие более 2000 человек». В 2015 году США пригласили более 40 экспертов в области ядерной энергетики из развивающихся стран, – включая Египет, Марокко, Нигерию и ЮАР, – на ежегодное совещание Института управления ядерными материалами, где они обучались методам создания культуры ядерной безопасности в своих странах.

И, наконец, в процессе саммита многие государства присоединились к конвенциям против ядерного терроризма. Со времени начала саммитов десять африканских государств, наряду со многими другими, ратифицировали дополнение от 2005 года к Конвенции о физической защите ядерных материалов. Ряд африканских стран также примкнул к Международной конвенции по сдерживанию актов ядерного терроризма. Присоединясь к этим конвенциям, африканские страны приняли на себя региональные обязательства по укреплению международного режима ядерной безопасности.

Многое из несделанного. Несмотря на эти явные успехи, в ходе саммитов не удалось реализовать некоторые цели. Одной из невыполненных целей является постепенное прекращение использования высокообогащенного урана в качестве топлива для исследовательских реакторов там, где это технически и экономически возможно. В Африке семь стран владеют восемью рабочими исследовательскими реакторами. Два из этих восьми реакторов, один из которых располагается в Гане, другой в Нигерии, – работают на высокообогащенном уране. На обоих объектах идет процесс перехода. По завершении перевода станций на другой вид топлива, Африка ликвидирует гражданское применение высокообогащенного урана, а весь мир окажется на шаг ближе к свободе от ядерного терроризма.

Еще одна остающаяся проблема, особенно явная в некоторых развивающихся странах, – это самоуспокоение, которое окружает угрозу ядерного терроризма. У большинства развивающихся стран приоритет ядерного терроризма отсутствует в повестке дня. Они могут выделить лишь ограниченные человеческие и финансовые ресурсы на ядерную безопасность. Фактически, многие политические лидеры в Африке верят в то, что вероятность ядерного терроризма на территории их стран равна нулю. В система мировой системы безопасности такие страны являются самым слабым звеном, который могут использовать террористы. Инцидент с проникновением на ядерный исследовательский центр в Пелиндабе, ЮАР, доказывает, что молчаливое соглашательство может подорвать безопасность даже в развитых ядерных державах с десятилетиями опыта. Самоуспокоению должен быть положен конец еще до того, как всемирная система ядерной безопасности сможет считаться адекватной.

И еще одно незавершенное дело – это попросту тот факт, что ядерный терроризм остается угрозой, а не выдумкой Голливуда, – при этом угрозой опасной и явной. Как говорилось в отчете Проекта по управлению атомом 2014 года, у террористов есть «мотивы, средства и возможности [совершить] ужасные преступления». До тех пор, пока существуют планы террористов по совершению крупномасштабных разрушительных актов и материалы, необходимые для изготовления ядерного оружия, угроза ядерного терроризма будет с нами всегда.

Нет времени на остановку. Процесс саммитов подходит к концу, и возникает вопрос, – что делать с невыполненными планами? Наиболее очевидным ответом может стать перенос процесса саммитов на институты безопасности, такие как Международное агентство по атомной энергетике и Интерпол. Каждое из таких агентств, в зависимости от их возможностей и используя существующий штат и принципы работы, могло бы заниматься конкретными вопросами ядерной безопасности. Такой подход обладает потенциалом вовлечь в процесс укрепления ядерной безопасности все страны-члены НАТО, включая тех, кто не участвовал в саммите. 

Еще один способ продолжить процесс – создание или продление определенных инициатив по обучению и стандартизации ядерной безопасности. В сфере ядерной безопасности человек является ключевым элементом, – поэтому необходимо развивать умения, знания и возможности там, где работают люди, вовлеченные в процесс ядерной безопасности. Одним из способов достичь этой цели может стать соглашение на включение в полноценный рабочий режим Академии Всемирного института ядерной безопасности (WINS), обучающей и сертификационной инициативы одноименного института. В любом случае, когда все страны получат доступ к унифицированным учебным программам и передовому опыту, а также войдут в общую культуру ядерной безопасности, то у государств и организаций появятся персонал и инструменты для идентификации и исправления наиболее уязвимых элементов в архитектуре ядерной безопасности.

И, наконец, процесс саммита может быть в некотором смысле продолжен, если страны-участники саммита 2016 года примут общее решение по способам содействия – на региональном и международном уровне – всеобъемлющему обмену разведывательными данными. Политические лидеры во всех развивающихся странах осознают, таким образом, каковы реальные угрозы, связанные с терроризмом и ядерными материалами, – а также будут более открыты для стимулирования действенных мер ядерной безопасности в своих странах.

Вторичные жертвы. До сих пор не произошло ни одного случая ядерного терроризма. Но обеспечение безопасности ядерных материалов – обязательная программа, поскольку в глобальной экономике атака на любой город ввергнет, по словам бывшего Генерального секретаря ООН Кофи Анана, «десятки миллионов людей в крайнюю нужду», создав тем самым «вторичные жертвы по всему блоку развивающихся стран». Принимая во внимание серьезные угрозы, которые представляет собой ядерный терроризм, продолжение процессов, начатых саммитами, в соответствующих и специализированных форматах явится инвестицией, которая окупит себя с лихвой.

 


Share: