Сверхзвуковые технологии: зачем и почему бы нет

By Mark Gubrud: RUS, July 11, 2015

Для многих надежда на будущее воплощена в словах Джорджа Бернарда Шоу: «Вы смотрите на вещи в мире и говорите, «Зачем?» Но я мечтаю о том, чего никогда не было и говорю, «Почему бы и нет?» Однако, когда вновь возрождающаяся гонка вооружений, отчасти подгоняемая мечтами разработчиков оружия, ставит мир на грань опасности, надежда начинается с вопроса, «Зачем?»

В первом раунде ни Раджарам Нагаппа, ни Тонг Чжао не предоставили убедительных доводов зачем сверхзвуковые ракеты должны разрабатываться. Скорее, оба автора показали некоторые причины, по которым развитие этого оружия является опасным и нежелательным. Но оба они, кажется, считают, что, при отсутствии особого, чрезвычайно убедительного довода к обратному, сверхзвуковые ракеты будут разработаны.

Я никогда не утверждал, что сверхзвуковые ракеты представляют собой более, чем второстепенную эскалацию опасности, но, похоже, г-да Нагаппа и Чжао сходятся во мнении, что это оружие представляется наиболее подходящим для стратегических атак. Запрет на испытания станет наипростейшим, поддающимся контролю и наиболее эффективным способом контроля за вооружениями, способным перекрыть одну из опасных полос в этой критически опасной гонке вооружений. Вот мой ответ на вопрос «Почемубынет?»

Г-н Нагаппа отбрасывает эту идею как «непрактичный подход». Г-н Чжао пишет, что «достижение <этой цели не> реально». Но ни один из них не говорит о том, что запрещение испытаний было бы контрпродуктивным или неподдающимся проверке, или что оно не сможет остановить разработку сверхзвуковых ракет. Мои коллеги по круглому столу, попросту говоря, пессимистичны.

Не так, чтобы очень трудно. Оба автора заявляют, что переговоры по запрещению испытаний станут технически трудновыполнимыми. Я думаю, что, в сравнении с другими трудностями, стоящими перед контролем за вооружениями, именно эта проблема не так уж и трудна. Г-н Нагаппа размывает границы между баллистическими и сверхзвуковыми ракетами, когда пишет о том, что входящие назад в атмосферу баллистические ракеты летят «со сверхзвуковыми скоростями». Однако большая часть такого полета происходит над атмосферным слоем, где концепция сверхзвукового полета неприменима; сверхзвуковые ракеты определяются их способностью выдерживать полет на дальние расстояния на сверхзвуковых скоростях именно через толщу атмосферного слоя. Г-н Чжао заявляет, что «нельзя провести какие-либо четкие технические разграничения» для обособления оружия, на испытание которого должен быть наложен запрет. Но размер, скорость, тип движущей силы и расстояние сверхзвукового полета – вот лишь несколько критериев, по которым такое разделение может быть сделано.

Что может действительно привести к трудностям в переговорах – так это недостаток политической воли; а конкретнее, если испытания будут продолжаться и стороны попытаются манипулировать техническими параметрами запрета, чтобы разрешить или исключить развитие определенных систем. Вот вам одна веская причина для того, чтобы начать работать над запретом на испытания и ввести односторонний мораторий, способствующие установлению общих целей и доброй воли.

Г-н Нагаппа полагает, что некоторые страны могут посчитать запрет на испытания дискриминационным, так как США, Китай и Россия уже провели испытания экспериментальных прототипов. Однако, при наложении запрета на испытания, все страны будут вынуждены отказаться от создания настоящих, пригодных к использованию ракет. В то же самое время разрыв в сфере знаний между странами будет постепенно сокращаться из-за развития и распространения космических, материальных и ракетных технологий (чье мирное использование не следует ограничивать запретом на испытания ракет).

Мало пользы, много угроз. Г-н Чжао вкладывает значительную долю веры в военную пользу сверхзвуковых технологий. Я же сомневаюсь в их полезности. Сверхзвуковые ракеты очень дорогостоящи. Малый размер их боевой части ограничивает их поражающую способность, если они не несут ядерные боеголовки. Баллистические ракеты достигают цели за меньшее время. Крылатые ракеты с дозвуковой скоростью могут быть малозаметны и их можно наводить на малые цели, в то время как высокие температуры и перегрузки, испытываемые ракетами в сверхзвуковом полете, будут оповещать об их присутствии и оставляют их в слепом полете. В сценарии г-на Чжао, если американцы атакуют ядерные арсеналы Северной Кореи, то баллистические или дозвуковые крылатые ракеты, запускаемые с воздуха, моря или земли рядом с целью, будут иметь малое время полета и большее поражающее действие, чем сверхзвуковые ракеты, запущенные издалека. Сверхзвуковые ракеты также не нужны для обеспечения ядерного сдерживания. Может быть, они и неуязвимы для средств защиты против баллистических ракет, – однако последние и не разрабатывались для их перехвата, – но они могут стать беззащитны против соответствующих средств обороны. Сверхзвуковые ракеты также будут не в состоянии проникнуть через оборонительные системы, используя легковесные ложные цели, – как на то способны баллистические ракеты.

Если сверхзвуковые ракеты все-таки будут приняты на вооружение, они не станут первым в истории оружием с сомнительной пользой, – оружием, которое отравляет международные отношения, создает эскалацию гонки вооружений и усугубляет риски войны. Но зачем делать все это снова? Почему запрет на испытания не может стать предпочтительной альтернативой?

 


Share: