Ядерная напряженность в Южной Азии: возвращаясь к ключевым вопросам

By Jayita Sarkar: RUS, November 11, 2016

За прошедший месяц, по мере того, как шел этот круглый стол, порой казалось, что Южная Азия находится на грани ядерной войны. 18 сентября во время атаки на Ури вооруженные боевики убили 18 индийских солдат в подконтрольном Индии Кашмире. После этого Нью-Дели и Исламабад начали пререкания по поводу того, ответила ли Индия на эту атаку точечными ударами по Пакистанской территории. (Индия говорила, что да, ответила точечными ударами, Пакистан утверждал противоположное.) Иногда обе стороны спорили по поводу определения термина «точечные удары». 

В то же самое время мои коллеги по круглому столу обсуждали индо-пакистанские отношения практически лишь через одну призму: вовлеченность США в этом регионе.

Естественно, когда в конфликтной зоне возникает напряженность между вооруженными ядерным оружием противниками, региональная роль одной из сверхдержав крайне релевантна. Но мои коллеги Рабия Ахтар и Марио Карранза отразили роль Вашингтона в Южной Азии с точки зрения резкой дихотомии: г-жа Ахтар призвала к выходу США из региона, в то время как г-н Карранза призвал Вашингтон вести себя с ссорящимися южно-азиатскими странами как назойливый вечно контролирующий родитель. Но кажется, что ни г-жа Ахтар, ни г-н Карранза не принимают во внимание меняющуюся геополитическую реальность: США, разочарованные спорадическими антитеррористическими действиями Исламабада, заметно сблизились с Нью-Дели. Я писал в своем втором эссе, что сейчас, по всей видимости, Вашингтон готов «установить новую стратегическую ось в Азии, – с США, Индией, Японией и Южной Кореей против России, Китая, Пакистана и Северной Кореи». Я стою на своем утверждении и могу лишь добавить, что Вашингтон слишком много поставил на афганскую карту и борьбу против исламского терроризма, чтобы выйти из Южной Азии в ближайшее время, но у США также много обязательств и в таких регионах как Северо-Восточная Азия, Ближний Восток и Африканский Рог, вынуждающих США усилить свое присутствие в Южной Азии далеко за пределы сегодняшней вовлеченности. Поэтому вместо того, чтобы сосредотачивать внимание на роли Вашингтона в этом регионе, намного важнее исследовать практические шаги по предотвращению умышленной или непреднамеренной эскалации двусторонних конфликтов от стадии применения обычного вооружения до ядерных противостояний.

Или же, рассматривая ситуацию с другого угла, можно задать вопрос как предотвратить внутренний взрыв в Пакистане. К сожалению, сегодня вполне возможно, что хрупкое состояние Пакистана приведет к развалу страны, вызвав подъем исламского терроризма, способного дестабилизировать регион. Эта опасность выглядит на данный момент наиболее острой из-за региональной изолированности Пакистана: Вашингтон воздерживается от поддержки, которую он обычно оказывал Исламабаду, а региональный саммит сотрудничества, запланированный на ноябрь в Пакистане, отложен на неопределенное время ввиду того, что несколько южно-азиатских стран решили бойкотировать его. Также растет напряженность между военными силами Пакистана и его гражданским руководством.

Внутренний взрыв в Пакистане также усугубит риски распространения ядерного оружия: станет ли Пакистан, как недееспособное государство, ключевым поставщиком ядерного оружия и радиоактивных материалов для других нестабильных режимов? История нераспространения ядерного оружия Пакистаном неидеальна, примером чему служит сеть А.К. Хана. Близкие связи Исламабада с Саудовской Аравией, – а также сложные отношения Эр-Рияда с Вашингтоном и его предполагаемый интерес к ядерному оружию являются серьезным поводом для беспокойства. Недавние отчеты по возможному содействию Исламабада северокорейской ядерной программе только повышают градус обеспокоенности. Предотвращение внутреннего кризиса в Пакистане более критично, чем тщательное вычисление оптимального процента вовлеченности США в дела Южной Азии.

В моем первом эссе я вычленил три конкретных шага, которые Индия и Пакистан могут совместно предпринять к улучшению ядерной стабильности в регионе. Эти шаги включают сотрудничество в деле ядерной безопасности, улучшение кибербезопасности в регионе и принятие на себя совместных обязательство по отказу от дополнительных ядерных испытаний. Такие или им подобные шаги будет трудно претворить в жизнь в ситуации текущей напряженности между двумя этими странами, но они не являются невыполнимыми. Несмотря на то, что Пакистан недавно критиковал Индию за отсутствие ее ответа на предложение Исламабада ввести двусторонний запрет на ядерные испытания, – инициативу, которую индийские средства массовой информации высмеяли как некий фарс, – Нью-Дели все-таки мог бы продемонстрировать интерес к предложению запрета на испытания, одновременно настояв на двустороннем соглашении неприменения ядерного оружия первыми в качестве предварительного условия. Фактически, двустороннее соглашение о неприменении ядерного оружия первыми могло бы стать фундаментом для первого шага к созданию стабильности в регионе.

Более того, неподтвержденные сообщения о том, что Нью-Дели завершил создание работоспособной ядерной триады, налагают на Индию обязательства действовать как ответственная ядерная держава. Это означает совершение особых и эффективных мер, будь то двусторонних или многосторонних; например, введение запрета на испытания, принятие более строгих мер по ядерной безопасности, а также совершенствование кибербезопасности ядерного комплекса Индии. Такие действия будут согласованы с долгосрочными амбициями Индии по присоединению ко многим режимам контроля экспорта ядерных вооружений, – без подписания Договора о нераспространении ядерного оружия.

 



Topics: Nuclear Weapons

 

Share: