«Ядерные» решения и их долговременные последствия

By Eugene Miasnikov: RUS, March 21, 2015

Во втором туре дискуссии Мэтью Крениг отмечает, что «в США только ведутся дискуссии о модернизации, тогда как Россия уже проводит ее». Не совсем понятно, что мой коллега имеет в виду. Не думает ли г-н Крениг, что российский ядерный арсенал в качественном отношении превосходит арсенал США? Такая точка зрения безосновательна. Если в конце «холодной» войны и существовал примерный ядерный паритет между нашими державами, то в последующие годы Россия не была способной обогнать США. Развитие оборонных технологий в России за последние два десятилетия было сравнительно скромным. Российские стратегические ракеты и подводные лодки, введенные в эксплуатацию в этот период, были в основном построены по разработкам конца 1980-х годов. Даже простое сравнение расходов США и России на поддержание и модернизацию ядерных арсеналов ставит под сомнение саму мысль о том, что Россия могла опередить США.

Если довод в пользу модернизации американского ядерного оружия заключается не в том, что арсенал США качественно отстал, то не имеет ли г-н Крениг в виду, что Соединенные Штаты должны доминировать в мире как по обычному, так и по ядерному вооружению? Г-жа Лу Инь совершенно права, утверждая во втором туре, что, добиваясь абсолютной безопасности для самих себя, страны, тем самым, подрывают безопасность во всем мире. Г-н Крениг, по-видимому, стремится к абсолютной безопасности для США и, таким образом, ступает на тропу, ведущую к глобальным конфликтам, но не к миру на планете.

Кроме этого, г-н Крениг делает еще одно сомнительное заявление: «Отказавшись от обещаний, данных в конце «холодной» войны, Россия сохраняет тысячи ядерных боеголовок «поля боя», готовых к использованию». Такое утверждение попросту неверно. Россия в основном успешно выполнила свои обещания  в соответствии с Президентскими ядерными инициативами начала 1990-х годов, согласно которым обе стороны обязались сократить свои арсеналы тактических ядерных вооружений. На сегодняшний день все российские нестратегические ядерные боеголовки располагаются в централизованных хранилищах, подведомственных 12 Главному Управлению Министерства обороны. Эти боеголовки не установлены на системах доставки, а потому  не готовы к использованию, – в отличие от, к примеру, межконтинентальных баллистических ракет обеих сторон, которые находятся в состоянии боевой готовности к пуску в течение нескольких минут.

Россия никогда не давала обещаний уничтожить свое нестратегическое ядерное оружие без каких-либо условий. Несмотря на это, в конце 1980-х и начале 1990-х годов Россия вывела все свое ядерное оружие, базировавшееся на территориях бывших союзников в Восточной Европе и республик бывшего СССР. Но когда Москва выводила оружие, она не предполагала, что Запад будет искать возможности подвести свой военный альянс к границам России. США до сих пор продолжают размещать тактическое ядерное оружие в Европе. Этот факт является основным препятствием к решению проблемы нестратегических ядерных вооружений. В любом случае, в среде специалистов, занимающихся контролем над вооружениями, установилось единодушное мнение о том, что США и Россия обладают сравнительно одинаковыми запасами ядерных боеголовок. С учетом стратегических и нестратегических боеголовок, как развернутых, так и неразвернутых, – но не включая ожидающих демонтажа, – оба государства располагают арсеналами примерно по 4000 – 5000 боеголовок. Излишний акцент на нестратегических боеголовках препятствует пониманию этого количественного паритета.

Также нуждается в поправке заявление г-на Кренига о том, что, проведя испытание новой ракеты, Россия нарушила Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Делая подобные выводы, необходимо проявлять осторожность, поскольку доступные в открытых публикациях факты свидетельствуют о том, что проблема не настолько проста. Действительно, оба государства обвинили друг друга в нарушении Договора. Если Россия и США по-прежнему убеждены в важности договора РСМД, то им следует вновь созвать Специальную контрольную комиссию, созданную именно для того, чтобы разрешать все вопросы, касающиеся соблюдения договора РСМД. Дальнейшие же взаимные публичные обвинения не способствуют сохранению этого договора.

Наконец, в отношении ситуации на Украине и вокруг нее. Этот кризис, несомненно, является одним из главных камней преткновения к возобновлению взаимовыгодного сотрудничества между Россией и США. Но г-н Крениг представляет слишком упрощенную (и, к тому же, неверную) картину, когда пишет, что «Россия насильственно оккупировала Крым и вторглась в Донбасс на восточной Украине». Проблема этого кризиса выходит далеко за рамки нашей дискуссии. Несмотря на это, следует сделать одно замечание: сегодняшняя ситуация на Украине является печальным последствием решений, принятых давно, – особенно, тех, в результате которых были проведены искусственные линии раздела там, где таковых раньше не существовало.

Решения о будущем составе американского ядерного арсенала и о том, какой модернизации он подлежит, зависят от американского народа. Но важно помнить о том, что такие решения будут иметь глубочайшие последствия для остального мира. Правильно принятые решения смогут способствовать, выражаясь словами г-на Кренига, «снижени[ю] напряженности между всеми странами», что, в свою очередь, будет стимулировать дальнейшее сокращение ядерных вооружений. В противном же случае они могут стать источником нагнетания напряженности и недоверия.



Topics: Nuclear Weapons

 

Share: